Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

«Десять негритят» пугали туристов в Крыму

Напугал туристов

Мастерство, исполнение, отлично подобранные типажи характерны не только для главных героев «Десяти негритят». Даже роли второго плана исполнены с большой точностью актерами Алексеем Золотницким (Роджерс) и Ириной Терещенко (горничная Этель). При работе над сценой убийства произошел забавный случай, когда актер сильно напугал туристов. Алексей Золотницкий рассказал, что эту часть фильма снимали в Алупке, во дворце графа Воронцова. Дворецкого Роджерса, которого он играл, убивают ударом топора по голове. К волосам актера прикрепили пластиковую наклейку, «рану» залили красной краской. Для большей достоверности, чтобы одежда пропиталась водой, «тело» оставили лежать под дождем. В это время неподалеку проходила экскурсионная группа. Увидев окровавленный «труп», экскурсовод сильно закричала. Золотницкий повернул голову, чтобы посмотреть в чем причина шума. Туристы, увидев окровавленный шевелящийся труп, вслед за экскурсоводом бросились наутек.

Другая история связана с Александром Абдуловым, сыгравшим молодого циника Марстона, который задавил двух детей и забыл об этом. Его персонаж открывает убийственный список, погибая первым от подсыпанного в вино яда. Директор фильма Александр Басаев рассказывает, после того как сцена была снята, актер спросил у него, кто же все-таки является убийцей? Оказалось, что он прочитал в сценарии только те места, что непосредственно относились к ее роли.

Операторская работа

Для съемок фильма Говорухин пригласил оператора Геннадия Энгстрема. Позднее их творческое сотрудничество продолжилось, вместе они сделали еще две кинокартины: «Ворошиловский стрелок» и «Так жить нельзя». Для того, чтобы фильм состоялся, мало хорошей режиссуры, интересного сюжета и отличной актерской игры. Кино – это искусство «картинки». Плохой оператор может завалить труд всей съемочной группы. Режиссер мыслит глобально, а оператор – отдельными кадрами, планами, ракурсами. Он должен решить массу задач в ограниченных границах отдельного кадра. Необходимо соблюсти рисунок света во всех моментах сцены, не смотря на то, что съемки могут идти несколько дней с разным освещением. В сцене знакомства героев «Десяти негритят» операторская камера то очень близко приближается к лицам персонажей, вглядывается в них, то удаляется. Объектив словно копирует взгляд того или иного героя, заставляет глядеть на окружающих через его глаза. Очень эффектная сцена – кошмар Ломбарда. Филипп видит во сне брошенных им на погибель африканцев. Они восстают из трясины и пытаются утопить героя Кайдановского. Сцена, снятая в монохроме на ручную камеру, длится всего несколько минут, но оставляет очень сильное ощущение. Тревожные душные кадры передают муки больной совести Ломбарда, которые он не может заглушить никаким алкоголем. Все выразительные средства в фильме подчинены одной задаче: передать все возрастающее напряжение, ожидание того, что вот-вот произойдет страшное и неизбежное. Генерал Макартур (Михаил Глузский), сидя на берегу штормящего моря, говорит Вере Клейторн:

- Здесь хорошо ждать….Конца. Все мы ждем конца.

Серо-коричневая тональность фильма создает ощущение безысходности, загнанности, ужаса перед неотвратимостью гибели. Над фильмом работали очень опытные художники. Один из них- Валентин Гидулянов к моменту начала съемок «Десяти негритят» имел в личном творческом багаже популярные фильмы: «Место встречи изменить нельзя», «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», «Трест, который лопнул», «В поисках капитана Гранта».

Музыка страха

Те, кто смотрел фильм, наверняка запомнили страшную, пугающую музыку, ставшую фоном для наиболее напряженных сцен. В те моменты, когда происходит убийство или герои находят очередной труп, она становится полноправным участником действия. Музыку написал композитор Николай Кондорф. Для кино он работал немного, знатокам больше известен как автор авангардных, экспериментальных произведений. Некоторые из критиков, признавая несомненный талант Кондорфа, его большую музыкальность, критично отзываются о его творчестве. Но созданная композитором киномузыка оценена по праву. В 1991 году он эмигрировал в Канаду, где умер спустя десять лет. Во второй половине кинокартины музыки почти нет. Действие озвучено криками чаек, звуками бурного моря.

На правах рекламы:

Информация про садовые кресла.

О Татьяне Друбич

Сложно найти в постсоветском пространстве человека, который не слышал о Татьяне Друбич. Таня - одна из тех, кого можно смело назвать “роковой женщиной”. В нашем кинематографе таких женщин найти очень трудно...