Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

Для сердца нужно верить

Ей «товарищ по работе», которого играет Александр Збруев, и играет очень точно, со своей любовью уже давно надоел, Валерии хочется чего-то нового, что разбавит её ежедневные муки — и тут, на счастье, она встречает Володю, который силится казаться взрослым. Сленг, который постоянно приходится объяснять Жене, джинсы и броская футболка, вид знатока и тоже как будто бы скука, усталость от всего вокруг, за которыми он пытается спрятать свою наивность и простоту. И Валерия, хоть и видит всё это, заигрывает с ним. Так, чтобы не скучать. А вот Володя в неё действительно влюбляется. И Женя, вечно вклинивающаяся между ними, не может до конца понять всё происходящее.

Заканчивается этот треугольник плохо. Володя выдает Женину тайну Валерии всю — и про то, что она выдумала себя наследницей Пушкина, и её тайное место, приводя туда Валерию. А Валерия безжалостно, хотя и с глубоко огорчённым видом покидает Володю, оставляя его в руках своего товарища — мужчины недюжинной силы, бывшего боксера, пальцами сгибающего монетки пополам.

Заканчивается фильм в печальной строгости. На берегу, где по утрам слышен только шум морского прибоя, ласково зализывающего его раны, на ступеньках особняка сидит наша наследница. К ней не торопясь приближается Александр Сергеевич, присаживается и предлагает погадать на страницах «Евгения Онегина». Страница, строка… Под Женино чтение камера окидывает взглядом берег, где мужчина воюет с лодкой, переводит взгляд на пару. И Пушкин повторяет следом за Женей последнее слово — «Прости». Не важно, что Жениной бабушке в момент приезда Пушкина в Одессу было скорее всего три года — наследница по духу, Женя отчаянно нуждалась в его помощи. В последний прощальный раз окидывает взгляд скользит по одесским улицам и замирает на морском берегу.

«Наследница по прямой», как заключающая трилогию, намного глубже проникает в основную проблему первых двух фильмов — «Ста дней после детства» и «Спасателя» — это стык рационализма, прагматизма и духовности.

С окончанием этого фильма можно сказать, что для Сергея Соловьёва закончился некий этап. Герои повзрослели, запрятали вглубь себя самое ценное, чтобы смело принять вызов… И с трудом можно представить, что же ждёт впереди. Для кинозрителей, уже знакомых с работами Сергея Соловьёва, действо захватывающе с самых первых кадров. В атмосферу фильма увлекает речь героев — соединение старомодной, возвышенной речи с современным сленгом, броскими фразочками. Такое же и поведение героев: вызывающе-утончённое сменяется дерзким, своенравным. Через мизан-сцены зрителя охватывает влияние XIX века — персонажи портретов русской живописи незаметно вплетаются в картину, чутко следя как за героями, так и за зрителем.

Возможно, юная Женя и не помнит и строчку из «Дориде»: «Для сердца нужно верить...», но по ней видно — она разделяет эти строки, для неё без веры в любовь человек не может стать счастливым, да и может ли он тогда зваться человеком? И пусть Женины надежды в такого великого предка нельзя подкрепить реальными документами, пусть они идут в разрез с её представлениями. Важно то, что она понимает поэзию Пушкина до самого последнего слова, она словно неразрывно с ним сосуществует. Она восхищается им, и поэт (которого, кстати говоря, играет Сергей Шакуров) для неё самый необыкновенный человек.

Юная Татьяна Ковшова, исполнившая роль наследницы Пушкина, справилась с задачей мастерски. Под чутким контролем режиссёра она добилась чрезвычайной реалистичности для своей героини, отличающейся абсолютно несвойственным обычным советским школьницам характером.

На правах рекламы:

fizzy slim avis, d?j? au la

Бетона, цена с доставкой. Бетон цена с доставкой.

О Татьяне Друбич

Сложно найти в постсоветском пространстве человека, который не слышал о Татьяне Друбич. Таня - одна из тех, кого можно смело назвать “роковой женщиной”. В нашем кинематографе таких женщин найти очень трудно...